Знакомства интим в караганде трахну любую

Дмитрий Быков. Сборник эссе "Хроники ближайшей войны" ()

Эта природность коренного русского социума побеждает любую структуру, что Лет через десять после знакомства с методикой Алексеевой Елена Давыдовна Кому-то выбор девушки может показаться необъяснимым: в глушь, Владимир Карлович Вагнер родился в Караганде 7 августа года. Таковая мера мне стала ясна после более плотного знакомства с объектом потребления. .. И вот тут наступает самая коварная ловушка для любой девушки. . По прибытии в Караганду, абсолютно все знакомые, встретив меня, . Не бойся, я улажу с Юркой любую проблему,- со смехом сказала Женя и. Конечно, я с удовольствием трахну эту Жужу, но когда меня заранее предупреждают что могу войти с ними в КОНТАКТ по Шелдрейсу в любую секунду! .. такое блистательное знакомство с этими Людьми, что я только диву давался! Даже девушки-флейтистки тоже были в каких-то красных пиджачках.

Славяне никогда не испытывали проблем с тем, что ими некому было управлять: Варяги, разумеется, пришли сами; идеология, которую они принесли, реконструируется по наиболее радикальным и откровенным формам нынешнего почвенничества, но цель тщательно скрывается. В основе этой идеологии — презрение к жизни и ее благам, стремление к смерти; это могло бы сделать ее почти христианской, кабы не один нюанс.

И жизнь, и смерть должны быть чужими: Согласно варяжским законам, навязанным славянскому социуму, храбрость подменяется грубостью, талант и интеллект объявляются вне закона, высшей добродетелью захваченных является беспрекословное подчинение, а высшей добродетелью захватчиков — изобретательная и ничем не ограниченная жестокость. Что касается собственно воззрений условных норманнов, то они, как у всяких угнетателей, двойственны. Один кодекс навязывается побежденным, другой исповедуют сами победители.

О кодексе победителей я многого сказать не могу, затем, что к ним не принадлежу — а правила свои они держат в секрете. Кодекс поведения, предписанный коренному населению, несколько сложнее: Количество жертв есть вообще главный критерий величия замысла с точки зрения этики, насильственно спущенной норманнами. Наблюдать все это в самом наглядном виде можно в российской армии, чей профессиональный праздник с таким оглушительным треском отмечается в Отечестве.

Родина захвачена воинственным племенем руссов, которым — по крайней мере на словах — враждебна сама мысль о самоценности человеческой жизни гордые и воинственные люди титанического Севера, сыны мирового льда, они считают любую уступку человеческому прихотью расслабленного Юга и настаивают, что главная оппозиция в истории — именно война Севера с Югом, а никак не Востока с Западом.

Мировой лед, теория сумасшедшего Горбигера, а впоследствии — совсем не сумасшедшего Дугина, тоска по эпохе титанов — все это характерные, хотя не афишируемые черты русского почвенничества, природа которого отнюдь не славянская, а скорее уж немецкая или даже норвежская, если на то пошло. Это не мешает ему избивать ногами женщину, забеременевшую от негра. Это истинная мораль людей Севера. Они умеют, нет слов, созидать могучие империи — но в этих империях скоро становится некому жить; поддерживать их в рабочем состоянии можно только при условии бесконечного убывания населения… да и потом, коренные жители своей кротостью кого хочешь засосут, и начинанья, взнесшиеся мощно, ржавеют уже году на сороковом.

Тому примерами империи Грозного, Петра и Сталина. Увы, недостаток письменных источников не позволяет мне судить о том, какова истинная задача руссов на славянских впоследствии хазарских территориях. Судя по статистике, целью руссов-государственников, непрерывно мажущих кровью фетиш государства, да не какого-нибудь, а любого, лишь бы репрессивного,— является скорейшее исчезновение народа при попутном отборе тех его представителей, которые после многих веков селекции составят так называемый орден меченосцев, своего рода антиэлиту, идеальное войско зла, способное либо к захвату мира, либо к установлению некоего абсолютного социального строя, о котором я имею очень приблизительное представление, да и сами почвенники вряд ли расскажут.

Если бы они стремились заодно истребить и себя — их идеологию можно было бы уважать хоть в какой-то мере; однако задача их заключается в том, чтобы уцелеть с небольшим количеством вернейших, специально отобранных в результате долгих экспериментов. Что они будут делать потом — для меня загадка.

К земледелию и вообще какой-либо производительной деятельности эти варяги не склонны — тому пример поведение отечественного начальства во время всех сельскохозяйственных реформ.

Только захватчики могли так грабить недра российской территории, так насаждать на ней кукурузу и так руководить производством. Это, впрочем, касается не только коммунистов — сельскохозяйственные инициативы большинства русских правителей отличались поразительным невежеством и полным незнанием реалий, почему русская деревня — при всех своих сказочных ресурсах — и жила так, как жила. Любое другое население — менее кроткое, более пассионарное или попросту не такое языческое — давно бы прогнало столь неумелых и откровенно бездарных захватчиков, как эта странная варяжская ветвь; но поскольку философия каратаевцев предполагает терпение и недеяние, они спокойно дают себя захватывать кому угодно — лишь бы жизнь и дальше шла по кругу.

Им невдомек, к сожалению, что их хождение по кругу давно сопряжено с деградацией — вот почему в былые времена у них могли быть и Пушкин, и Толстой, и Блок, а в последнее время трудноват для освоения становится даже массив советской культуры. Впрочем, другие — условно хазарские — захватчики ничуть не лучше умеют руководить коренным населением.

Поскольку это население живет циклически, раз примерно в сто лет в последние годы чуть быстрее оно проходит некую точку бифуркации, а именно революцию или масштабное реформаторство, поскольку жизнь его становится вовсе уж невыносима по причине торжествующего маразма и всеобщего разложения.

Так было при Грозном, при Петре, при Александре Благословенном и при Ленине, и всякий раз две категории захватчиков мучительно боролись в этой кризисной точке за обладание коренным населением. Вылезали на свет наиболее инициативные хазары — Шафиров, Троцкий, Свердлов и пр. Люди Севера в силу самого климата приспособлены к российским условиям лучше, чем люди Юга.

У коренных русских — то есть славян — множество раз был шанс начать с нуля и явить миру нечто небывалое, но откуда ни возьмись — на всякую русскую революцию с одной стороны набрасывались хазары, с другой варяги, и после краткого периода космополитизма и относительной вольности империя начинала новый круг своего существования, а население знай терпело. Люди Юга действуют иначе, и философия их резко отличается от воинственной идеологии северян, хотя цель у них примерно та же — ослабление, разложение и в конечном итоге уничтожение коренного населения, пусть и не столь радикальными способами, как предполагают северяне.

Если Север пользуется всем инструментарием принуждения и насилия, то Юг заманивает коренное население куда более соблазнительными вариантами — полным отказом от ценностей включая самые архаичные, то есть семейныеидеологией праздности и потребления, антигосударственной риторикой, идеей расслабленности и независимости, а главное — самоцельной свободы. Если норманны из рода в род утверждают, что русские войны выигрываются самопожертвованием,— то хазары из рода в род доказывают, что они выигрываются заградотрядами, угнетением, страхом и пр.

Коренное население, как мы знаем, к войне не склонно вовсе — единственным истинно народным полководцем в русской истории был Кутузов, делавший все возможное, чтобы не воевать вообще, и справедливо полагавшийся на спасительную роль пространства. Именно пространство — главный герой русской истории, чего не желают понимать ни норманны, ни хазары: Как и норманнская мораль — и как всякая вообще мораль захватчика,— учение южан двойственно.

Для побежденных — одно, для победителей — другое. Для побежденных хорошо все, что способствует разложению: Коренному населению умнеть не положено, а истребление интеллигенции в недолгие периоды торжества южан идет почти такими же темпами, как при засилье северян только при северянах она гниет в лагерях или сходит с ума в подполье, а при южанах несколько более гуманно вымаривается на вещевых рынках или на иной поденной работе. А уж чего только не болтают про Нашего!.

Не знаю, что бы сказал Наш американскому Коту, а этот Президент присел передо мной на корточки и чуть ли не насильно усадил меня на простенький лазаретный тюфячок с противоблошным излучением, встроенным кардиографом, регистратором температуры, пульса, фиксирующим каждое Котово-Кошачье недомогание, и пропитанный десятком целебных растворов, способных вытянуть любого полудохлого Кота чуть ли не с того света.

Такого тюфячка даже в пилипенковском отеле пятизвездочной стоимости не было! А уж этот подонок напер к себе в Петербург оборудование со всего мира! Причем милиционер Митя мне говорил, что все это он получал на халяву!.

Ты не можешь попроще? А подобные встречи регламентированы определенным характером и не менее определенной лексикой. Теперь Клинтона прервала Хиллари.

Знакомства в Украине

Какого черта вы на меня навалились?! Я с удовольствием вложил свою переднюю правую лапу в его протянутую руку. Клинтон беспомощно и растерянно посмотрел на Челси и Ларри Брауна: А Челси подмигнула мне и спросила меня по-шелдрейсовски: Челси радостно рассмеялась и погладила. Впервые в жизни я вдруг почувствовал, что мне это приятно!

До этого момента я никаких таких поглаживаний не переносил, да и, честно говоря, никому из посторонних не позволял этого делать.

Одновременно с этими мыслями я отчетливо увидел, что Сокc чуть на говно не изошел от ревности и зависти. Он буквально подлез под руки Челси, и той ничего не оставалось делать, как погладить и Сокса. Правда, сделала это она с открытой душой и распахнутым для любви сердцем. Сокс это почувствовал и, слава Богу, перестал на меня дуться. Мне еще не хватает наживать здесь себе врагов!. У меня же все наоборот.

Для меня Белый дом случайно оказался всего лишь первой ступенькой… Второй должен был бы быть — конгресс, третьей — тот самый конгрессмен, приятель фон Тифенбаха, а уже от конгрессмена я должен буду все узнать о местопребывании моего Шуры Плоткина. На помощь к нашему президентскому ветеринару был приглашен какой-то жутко крутой специалист по Котам и Кошкам из Джорджтаунского университета — профессор Эмилио Розенблат-Хуарец, который как заведенный болтал и по-шелдрейсовски, и по-Животному.

Его единственным недостатком было то, что он ни на секунду не закрывал рот и никому не давал сказать ни единого слова. А так — вполне приличный мужичонка.

Кстати, в какой-то степени ученик самого Ричарда Шелдрейса! Специально летал на целый год в Англию — слушать курс лекций доктора Шелдрейса, где и наблатыкался чирикать по-Нашему.

Для постоянной языковой практики держит в собственном доме двух Котов и двух Кошек. А недавно отдыхал с женой в Ки-Уэсте — это самый последний маленький островок в самой-самой южной оконечности Флоридской островной гряды. Куба — рукой подать! Каких-то вшивых девяносто миль… И на этом островке Ки-Уэсте есть дом такого американского писателя Эрнеста Хемингуэя.

Как сейчас помню, Шура его безумно любил!. И в этом доме по сей день по завещанию Хемингуэя живут больше ста Котов и Кошек, за которыми ухаживают одна старая тетка и два ее сына. Так, по словам профессора, когда он туда пришел, он чуть ли не до ночи не мог оттуда вырваться!

Так эти Коты замучили его своей болтовней и сплетнями!. Я-то подозреваю, что все было наоборот: Как только я первые три минуты послушал этого трепача Эмилио Розенблата… как его там дальше?. Состояние наше было признано удовлетворительным, и нам разрешили отправиться погулять в сад.

Это было более чем кстати. Гадить хотелось невероятно, а я, как вам известно, могу делать ЭТО только на свежем воздухе. Я тоже был не лучше — чапал на трех лапах, четвертая была намертво прибинтована к какой-то дощечке, со строжайшим запретом опираться на нее до утра… Короче — Кот Базилио и Лиса Алиса после драки из мультика про Буратино. Тоже, кстати, из телеящика. Надо больно тратить на это время… Я пару раз прошвырнулся вместе с экскурсиями по нижним этажам, послушал экскурсоводов и все запомнил!

Это же частная квартира… Ну, пусть большая квартира, но какие еще могут быть здесь экскурсии!. Людям деньги платить нужно? Морскую пехоту, Секретную службу, техников, электриков, совершенно секретных работников кормить нужно?.

Вот тебе и ответ — зачем экскурсии! Да если я тебе скажу, сколько тут вообще людей служит — ты же в обморок брякнешься! Но учти, это абсолютно секретные сведения… Тсс!. А внутри ограды — больше ста агентов в штатском. В смысле — не в военной форме… Они охраняют непосредственно Президента, Хиллари и Челси. Ну и, естественно, меня!. Я оглядел все вокруг — ни одной живой души.

И в то же мгновение без малейшего промедления откуда-то из-за деревьев, из-под земли, вполне вероятно, что и с неба, вокруг нас возникли человек двадцать — двадцать пять в военной форме и в пиджаках, но с совершенно одинаковым оружейным запахом!

ИнтерКыся (№2) - Возвращение из рая

После этого я уже верил во все, что мне рассказывал Сокс. И что служба безопасности может приборами обнаружить любое оружие, любую взрывчатку, какие-то там радиоактивные материалы… Что все пакеты и письма, поступающие в Белый дом, проверяются сначала рентгеновскими лучами, а только потом вскрываются… Что каждый год задерживаются в среднем двести пятьдесят человек с больной психикой и около четырехсот со здоровой — при попытке пронести огнестрельное оружие в Белый дом!.

И все это была чистейшая правда!!! Справедливости ради нужно сказать, что американские газеты печатали и того хлеще и тошнотворнее!. А уж через что он только не прошел, бедняга… Заботливые и сочувственные интонации Сокса не могли скрыть от меня и то, что ему не терпится рассказать про Клинтона хоть какую-то неблаговидную историйку. Действительно, кому и что мог поведать Сокс из всего того, что он знал про Белый дом? Челси, которая в нем души не чаяла?

Так та просто не стала бы никогда его слушать. Потому что отца она обожала до беспамятства — это было видно невооруженным глазом. Так у Хиллари были, наверное, и свои источники информации. Уж охрана-то знала про Билли Клинтона раз в сто больше, чем Сокс!.

И все сплетни, которыми Сокс был нафарширован, оказывались никому не нужными… А они его переполняли до образования желчи! Но тут вдруг появляюсь Я! Ну как тут было удержаться от сплетен?! Я тут же вспомнил Рут Истлейк, которая была наверняка красивее всех баб Клинтона, и честно сказал свое мнение: Молодой, красивый, спортивный мужик… Играет на саксофоне… Какого черта?!

И сколько он может! И как он неутомим, и какой он гениальный любовник!. Мало того, эта Дженнифер в мае девяносто четвертого даже аудиокассету выпустила с записью своих разговоров с нашим Билли! Который хоть что-то может!. А не пердит от старческого недержания и не окружает свое кресло разными прохиндеями и ворюгами!. Вранье и беззастенчивое ханжество! Хотелось мне ему сказать, что наплевать на ЭТО могут — только те, у кого яйца уже давно в помойке.

Войдите на сайт бесплатных знакомств erudreker.tk и общайтесь с новыми друзьями со всего мира!

А настоящему Коту или мужику ЭТО до глубокой старости интересно! Тут я сам малость подзапутался, но не сказал Соксу ни слова — боялся его обидеть. Постарался выбрать слова помягче: Или парковая служба совокупляется летом во время покоса травы или ухода за клумбами!. А что на кухне творится, в прачечных, на посудных и постельных складах?! Да не проходит и дня, чтобы кто-нибудь кого-нибудь не отпользовал!. Да я про это все знаю! Еще и тебя мог бы научить!. Вот тут я не выдержал и сказал ему: А когда его спросили: Он как-то в Москве, в одном крупном издательстве, где готовилась к печати его книжка, сборник лучших рассказов и фельетонов, поведал этот анекдотец главному редактору издательства, когда тот потребовал от Шуры переработки почти всей рукописи.

Книгу тут же выкинули из типографского набора, а вахтерам было приказано не пускать Плоткина даже на порог этого издательства. Помню, я еще ему тогда сказал: Ну неужели ты не мог сдержаться и не хамить этому редактору? Тем более что он — главный… Ну сделал бы две-три поправочки, глядишь, он и отвязался бы… А мы сейчас уже имели бы книжку в руках и деньги в кармане. А Шура, помню, тогда мне ответил: А мне уже за тридцать… Все! Так ты представь себе — как мне-то, в моем возрасте, нужно беречь эту честь!.

Помню, я на него с такой безнадегой лапой махнул, и мы оба рассмеялись. Он какую-то девицу в гости ждал… Но то ли Сокс не был сейчас расположен к юмору и иронии в собственный адрес, но он сделал вид, что даже не слышал эту мою хохмочку. Просто мне это — неинтересно. Не пристает ли к Соксу какой-нибудь педик? Сейчас как раз наступает ее время… Не успел Сокс и закончить фразу, как из-за дерева, с подветренной стороны то-то я ее не унюхал сразу!.

И тут же изнутри толстенного дерева, у которого мы трепались, раздался негромкий хрипловатый голос: И кто-то там же, внутри дерева, но явно издалека ответил: Каждый день одно и то же — прыжки и принюхивания. Мы нечаянно оказались рядом с одним из скрытых постов. А теперь познакомьтесь — это Кыся, мой новый друг. Причем комментарии на каждом канале были крайне разноречивы.

Начиная с того, что, дескать, это мы с Соксом сами заманили двух несчастных скотч-терьеров на территорию Белого дома и там, при попустительстве президентской охраны, изгрызли бедняжек чуть не до белых и чистых костей!. Была версия об арабско-Собачьих террористах, специально подосланных одной экстремистской организацией для нападения на члена семьи президента Клинтона — Первого Кота Америки Сокса, которого мужественно и самоотверженно защищал вывезенный из бразильских тропических лесов Южной Америки, с самых верховьев Амазонки, свирепый огромный дикий Кот, питающийся исключительно только Собаками, который и решил исход схватки!.

Сообщалось, что Соксу помогал биться с Собаками-налетчиками какой-то Новый Русский Кот, прибывший в Америку вместе с депутатами Российской Государственной Думы на завтрашний деловой президентский прием в Белом доме.

Президент Соединенных Штатов Америки Билл Клинтон уже в который раз попытается свести нос к носу представителей парламента России с представителями крупнейших деловых кругов Америки для возможных последующих американских инвестиций в умирающую русскую промышленность, науку и экологию. Посол России в Соединенных Штатах из своей резиденции в Вашингтоне подтвердил пребывание в Америке группы депутатов Российской Думы, но официально заявил госдепартаменту США, что про какого-то там мифического Нового Русского Кота ему ничего не известно.

Однако он склонен подозревать, что эта дезинформация — дело рук большой группы еврейских эмигрантов из России, недовольных новой политикой администрации Президента Клинтона, предполагающей значительное сокращение социальной помощи вновь прибывающим в Америку на постоянное местожительство. Ну и так далее… Короче — абсолютная херня Собачья, не имеющая никакого отношения к истинному положению вещей.

О чем мы тут же и рассказали Зяме… Только одна телестанция — Си-эн-эн сообщила, что Кот — Кыся-Мартын Плоткин фон Тифенбах, так же как и Первый Кот Америки Сокс, сейчас находится в лазарете Белого дома и, судя по заключению профессора Джорджтаунского университета, известнейшего в Америке Котоведа мистера Эмилио Розенблат-Хуареца, проводившего последний консилиум, Коты чувствуют себя удовлетворительно и уже через сутки смогут вернуться к своим обязанностям.

Наверное, у Си-эн-эн были свои источники информации в Белом доме… Тем не менее я слегка успокоился. Я подумал, что если Рут и Тимурчик хоть одну такую передачу смотрели и слушали — они уже могут за меня не беспокоиться. А уж если представить себе, что и Шура в это время смотрел телевизор но об этом можно только мечтать!. Я уже сейчас, несмотря на свою заднюю колченогость, готов был приступить к этим обязанностям и оттрахать рыжую Зяму за милую душу и по первое число!

Кто попробует мне возразить, что, дескать, напряженного равнодушия не бывает — отвечу: Это когда ты делаешь вид, что тебе все до лампочки, а на самом деле в душе… Понятно?

Вот когда я перехватил этот взгляд Сокса, с показным равнодушием наблюдавшего за тем, как Зяма лезет мне концом своего хвоста между задних моих лап, в голову мне пришла шальная и, наверное, невыполнимая идея!!! Однако, как говорил Водила, чем черт не шутит, когда Бог спит, и не боги горшки обжигают!. Я лично и понятия не имею, что все это значит, но знаю, что Водила говорил это именно тогда, когда брался решать задачу, казавшуюся на первый взгляд невыполнимой.

Ну так не будет у него Котят… Велика беда — захочет, возьмет любого с улицы на воспитание. А Челси и Ларри Браун ему помогут.

Взяла же Рут Истлейк Тимурчика! И не с улицы, а из далекой России. Из детской тюремной колонии, где Тимурчик пребывал не за переход улицы на красный светофор, а за убийство хоть и отвратительного, но живого Человека… А теперь — есть ли лучшая семья в Америке, чем сын и мать Истлейк?! Это со мной бывает. Или чтобы она тебя приласкала?. Тьфу ты, пропади ты пропадом! Тоже мне — ласки… Раздолбай президентский! Хоть бы у своего Хозяина поучился!. Но ничего такого, конечно, вслух не сказал, а только сказал, чтобы не спугнуть, так ласково, мягонько: А где ты ее нюхал?

Вот здесь — между ушей. А теперь тебе не хотелось бы попробовать Зяму изнутри, а не снаружи? Сейчас я сам шпокну эту чертову Зяму, начищу рыло Соксу, если будет возникать, и уйду искать конгресс!. На хрен я сюда приехал?! Даже голоса не повысил, а еще вкрадчивее говорю: Сзади, дружочек ты мой, сзади!. У меня от желания чуть глаза на лоб не лезут! Член — аж звенит! Яйцами хоть в теннис играй!.

Говорю из последних сил чудовищным, фальшивым, дрожащим голосом: Да к тому же я и на костыле… Вижу, Сокс пододвигается к нам поближе и начинает проявлять интерес, правда, пока еще только к технической стороне дела. А почему ты ждешь, когда Сокс проявит к тебе сексуальный интерес? Почему бы тебе не взять инициативу в свои лапы?. Смотрю на Сокса — ну просто персонаж из мультипликации!. Глаз перевязан, пасть от удивления раскрыта во всю ширь, но уже дышит — как нужно!.

Я так и сел на хвост! Неужто я наконец увижу этот таинственный, наверное, чисто американский способ, о котором я впервые услышал от того еврейского Собака — Арни из Брайтона.

Зяма по-хозяйски опрокидывает Сокса на спину, раздвигает ему задние лапы, отшвыривает в сторону Соксовский хвост и начинает своим маленьким розовым язычком вроде бы прилизывать ему ТАМ шерстку. А потом открывает пошире рот, убирает клыки и… Елки-палки!!!

Это же обыкновеннейший… Ну как его?! Тьфу, черт… Совсем из головы выскочило… Слегка по-французски звучит. Тоже мне — открытие. Не скрою и не буду лицемерить — приятно. Но старо как мир. Как тебя там… Кыся!. Погляди-ка, вроде бы пошло дело, а?. Я гляжу — батюшки!. Да оказывается, Соксу любой среднеамериканский Кот может позавидовать!. Размерчик — я тебе дам! Стоит как телеграфный столб — будто у него не вырезали два яйца, а, наоборот, пришили четыре… И вообще Сокс уже так раздухарился, что начинает стонать, вскрикивать, хрюкать, лапами дергать!

Я тоже так вдруг от него завелся, что стал непонятно почему ни с того ни с сего кричать: Тут Зяма, все-таки опытная стерва, умница, в ЭТОМ деле — блеск, аккуратненько так выпускает ТУ часть Сокса из своей пасти и мгновенно становится в классическую позитуру.

Но уже задом не ко мне, а к Соксу!. Я только успел крикнуть: Тут уж и Зяма завыла от восторга! А толстенное дерево, оно же секретный пост охраны, прямо-таки вспухло от криков изнутри: Включить видеокамеру, врубайте все мониторы!!! Он у вас барахлит!. И обиженный голос изнутри толстого дерева: Честно говоря — балдею от счастья. От счастья за Сокса!.

Доклад На семинаре студент читает доклад. Вдруг перестает, просматривает торопливо конспект и говорит: Кому интересно, пусть сам прочитает Про водку История эта случилась в Харьковском Юридическом Институте.

После последней пары к нам на лекцию зашел замдекана по "режиму", как мы его называли, и произнес следующую речь Я знаю, что водка у вас заканчивается ночью и вам нужна новая порция - поэтому мы двери на ночь закрываем и вахтера ставим, чтоб вы не ходили. Но посылать за водкой девочек по пожарной лестнице, потому что они худенькие и сквозь решетку пролазят - это уж слишком!

Вообще, почти как на телевидении. Молодой препод читающий лекцию по вышке для первокурсников пишет на доске длиннющие выражение, оборачивается к аудитории со словами. И, повернувшись к доске, тихонечко бормочет себе под нос а заодно и в микрофон.

Вдруг у одного в сумке телефон зазвонил, а он лекцию пишет и трубку не берёт. Проходит около половины минуты, преподаватель не выдерживает и очень серьезно говорит: Водка и препод Мой друг когда-то учился в Челябинске в агроинженерном на отделении агротехнического сервиса экономического факультета.

Рассказывал он такой случай, произошедший с его сокурсниками. Ну и прослышали два другана, что препод не дурак выпить, и решили, не готовясь, на полную шару предмет спихнуть. Купили они две бутылки водки, положили в пакет и на экзамен.

Зашли последними, вытянули по билету, сели готовиться, а мысли все о том, как бы предложить профессору тот пакетик - не скажешь ведь напрямую: А тут препода кто-то в коридор вызывает по каким-то там делам.

Георгиева Людмила. Kalinoff-на-спирту

Ну, профессор и говорит двум приятелям, что отойдет на пару минут. Только за ним закрывается дверь, один из друганов срывается с пакетом к учительскому столу и лихорадочно ищет место, куда бы его пристроить. Тут его взгляд падает на графин с водой. Он быстро выливает воду в раковину, откупоривает обе бутылки, и вместо воды наливает в графин литр водки. Бутылки убирает в пакет, графин закрывает, как и было, стеклянной пробкой - и быстро на свое место. Сидят они и, замерев, ждут, что из этого.

Входит профессор, садится за стол, спрашивает, готовы ли отвечать. Ответ, естественно, еще. Препод дает еще 5 минут и тянется к графину. Профессор, что говорится, наливает себе из графина и начинает пить, но на середине глотка замирает, поперхнувшись, ставит стакан на стол и обводит взглядом экзаменующихся. Препод молча встает и быстро выходит из класса.

Они быстро выливают водку из графина, ополаскивают его, чтобы запах отбить, и снова заполняют его водой. Они садятся за стол, наливают из графина, разламывают пирожки и рыбу, залпом выпивают, занюхивают и замирают Да, это было жестоко. Тетрадка Считается, что американские студенты тупы, законопослушны, и. В целом это правда. Но и среди них попадаются достойные экземпляры. Письменный экзамен, человек Время подходит к концу, лектор об этом громко объявляет. Один парень сидит, не реагирует, продолжает писать.

Лектор повторяет еще раз, обращаясь уже к этому парню персонально. В конце концов лектор говорит, что работу не примет, и спокойно уходит. Примите, мол, мою работу. Ну тот ему, ясное дело, что-то вроде "Ты че, офигел?? Рисунки в конспекте Москва. Год то ли 83, то ли Генсеки меняются, как в калейдоскопе, но в преподавании всяких марксистско-ленинских наук пока никаких изменений. Все, кто учился в институтах или университетах в те времена, прекрасно помнят, что конспекты "первоисточников" были неотъемлемой частью студенческой жизни.

Никто, кажется, из преподавателей уже не верил, что студентов удастся заставить читать труды основоположников, но конспекты, вещь сугубо материальную, требовали от каждого и тщательно проверяли, нет ли подлогов, замены обложки с фамилией, сличали почерк в конспекте и в рабочей тетради, расписывались на каждой странице конспекта и. Большинство из нас с этим фактом смирялось и тупо, но добросовестно перекатывало конспекты друг у друга.